Женщины на войне. Анна Фурсова

1

 

В фондах Липецкого областного краеведческого музея хранится книга «Они победили смерть», написанная бывшими узницами женского концлагеря Равенсбрюк.  На обратной стороне обложки сделана дарственная надпись:

«Областному краеведческому музею от бывшей узницы концлагеря Равенсбрюк, - лагеря смерти с применением всех средств уничтожения: газокамеры, крематория и др. Сама испытала все на себе и видела своими глазами. Освобождена Советскими войсками 30 апреля 1945 года. г. Липецк 10 августа 1961 г. Фурсова Анна Алексеевна».

Анна Алексеевна Фурсова родилась и выросла в городе Липецке. После окончания Липецкого медицинского техникума она пять с половиной лет работала операционной медицинской сестрой, а затем поступила в Воронежский медицинский институт. Когда началась Великая Отечественная война, студентка 3-го курса Анна Фурсова была мобилизована и 28 июня 1941 года прибыла в Севастополь.

 

Оборона Севастополя

2А.А. Фурсова служила в 41-м инфекционном военно-морском госпитале Черноморского флота. Сначала он был инфекционным, но с августа 1941 года начали поступать раненые. В фондах нашего музея хранятся воспоминания Анны Алексеевны об этом периоде её жизни. Она писала, что личный состав госпиталя не только оказывал помощь раненым, но и постоянно занимался боевой подготовкой: «изучали пистолет, винтовку, приёмы боя» [1]. Кроме того медики учились водить машину, чтобы если будет необходимо заменить шофёра во время эвакуации раненых. Врачи и медсёстры работали в операционной во время бомбёжек, артобстрелов и обстрелов из дальнобойных орудий. 

В сентябре 1941 года госпиталь перебазировался в штольни Инкермана. Инкерманские штольни – это катакомбы, возникшие на окраине Севастополя в результате добычи известняка. Перед началом обороны Севастополя в них разместился большой подземный город, в котором были предприятия, мастерские, школы, госпитали, и жили тысячи людей.

Весь личный состав 41-го госпиталя участвовал в подготовке подземных помещений: цементировали полы, оборудовали палаты и операционные. 31 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя немецкими войсками. 

В это время медицинский персонал сутками работал в операционных и перевязочных. Анна Алексеевна вспоминала: «Казалось, мы не уставали, все мысли были о том, лишь бы оказать скорее помощь и прекратить страдания раненых» [1]. Начальник операционного блока А.А. Фурсова вместе с водителем и аптекарем ездила за медикаментами и медицинскими инструментами на аптечный склад в Сахарной балке. По дороге они проезжали так называемую «зону смерти» - место, которое постоянно обстреливалось немцами, все трое были ранены, но, несмотря на это, продолжали работать. 

3Однажды во время операции Анна Алексеевна упала в обморок и долго не приходила в себя. Проведя обследование, терапевт поставил диагноз: порок сердца. Фурсову решили комиссовать и отправить с ранеными на «большую землю». Но она отказалась: «Мне не позволила моя совесть уехать, когда на счету каждые руки» [1]. 

В последние дни обороны Севастополя  в районе Новой бухты она перевязывала раненых на поле боя. 4 июля 1942 года рядом взорвалась бомба, её отбросило взрывной волной. Очнувшись на рассвете, Анна Алексеевна услышала немецкую речь и поняла, что в город вошли немцы. Она успела уничтожить документы, фотографии и направление на учёбу в медицинскую академию.

А дальше был плен и концлагерь Равенсбрюк. Вместе с ней в этот лагерь попали многие врачи и медсёстры их госпиталя.

Равенсбрюк

4

 

Концлагерь Равенсбрюк находился в 90 километрах от Берлина. Он был основан в 1939 году как женский, но позднее рядом создали небольшой лагерь для мужчин и ещё один для девочек. 

5Всех прибывающих в Равенсбрюк женщин раздевали и досматривали, а потом в любое время года они без одежды по несколько часов ожидали во дворе лагеря своей очереди в баню. После бани узницы получали лагерную одежду: платья, удлинённые куртки и тяжёлые шлёпанцы. 

6Каждой из них присваивался номер и выдавался винкель – перевернутый треугольник из ткани, в центре которого была буква, указывающая национальность.

Например, польский винкель представлял собой красный треугольник с буквой «Р», русский - красный с буквой «R». В феврале 1943 года в Равенсбрюк впервые привезли 543 женщин из СССР: военнопленных врачей, медицинских сестёр, связисток, участвовавших в боях за Крым. Они отказались носить треугольник с буквой «R»: «Вы не разъедините нас по национальности, мы советские граждане». Тогда для них сделали красные винкели «SU» - «Советский Союз» [2].

7Кроме того все славяне носили нашивку «Ost» . Номер, винкель и «Ost» нашивались на одежду, чтобы лагерная охрана могла распознавать принадлежность заключённых к определённой категории.

Анна Алексеевна Фурсова сохранила и передала свой винкель, личный номер и нашивку «Ost» в Липецкий областной краеведческий музей, эти предметы представлены в одной из витрин обновлённой экспозиции «Липецкий край в годы Великой Отечественной войны».

Узницы Равенсбрюка жили и работали в тяжелейших условиях. Подъём в лагере был в 4 утра, заключённые получали по половине стакана заменявшего кофе водянистого напитка и после переклички отправлялись на работу. Они были обязаны трудиться в швейных и кожевенных цехах, находившихся на территории лагеря. Рабочий день продолжался от 12 до 14 часов с перерывом на обед, который состоял из 0,5 литра воды с брюквой или картофельными очистками. Вечером после переклички, продолжавшейся несколько часов, узницы получали кофе и 200 грамм хлеба. Все неспособные работать узники подлежали уничтожению [3].

В Равенсбрюке занимались медицинскими экспериментами над заключёнными: им вводили бактерии, вызывавшие гангрену, наблюдали за течением болезни, а затем тестировали на них медицинские препараты.

В 1939-1945 годах через концлагерь Равенсбрюк прошло 130 тысяч женщин и несколько сот детей из стран Европы, 90 тысяч человек было уничтожено[2].

8

 

Карточка А.А. Фурсовой, по воспоминаниям её внучки Анны, была отложена в списки на сожжение. Но женщина, которая оформляла эти списки, из личной симпатии к Анне Алексеевне убрала её карточку, и тем самым спасла ей жизнь [4].

В экспозиции нашего музея выставлена самодельная записная книжка Анны Алексеевны, со стихами, которые помогли ей выжить в этих страшных условиях:

 

Сквозь осенний туман,

Мне под небом стемневшим,

Слышен крик журавлей всё яснее и ясней

Сердце к ним понеслось

Издалека летевшей

Из далёкой страны, из родимых степей.

Вот всё ближе и ближе,

И громче рыдая

Словно скорбную весть они мне принесли

Из какого же вы? Не с родного ли края?

Прилетели сюда на ночлег журавли. 

 

30 апреля 1945 года концлагерь Равенсбрюк был освобождён Красной Армией.

После войны Анна Алексеевна была награждена медалями «За оборону Севастополя» и «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», проживала в Липецке и работала врачом Липецкой городской санэпидемстанции. 

Список источников:

  1. Воспоминания А.А. Фурсовой//Липецкий областной краеведческий музей.
  2. Георгий Зотов. Черепа под водой. Репортаж из бывшего концлагеря Равенсбрюк. [Электронный ресурс] ttps://aif.ru/society/history/cherepa_pod_vodoy_reportazh_iz_byvshego_konclagerya_ravensbryuk
  3. Страшные факты о женском концлагере Равенсбрюк. [Электронный ресурс] https://pressa.tv/interesnoe/39309-strashnye-fakty-o-zhenskom-konclagere-ravensbryuk-11-foto.html.  
  4. Бессмертный полк. Севастополь. [Электронный ресурс] https://www.moypolk.ru/soldier/fursova-anna-alekseevna
ОБУК ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ © 2020 г.