«Я пишу тебе с фронта…»

Пожелтевшая, истончённая временем, обветшавшая по краям бумага, исписанная поблекшими чернилами. Сбивчивые слова, неровные строчки…

Но запоминается не это. Потому что самое главное – искренние чувства, силу которых время не в состоянии ни исказить, ни умалить. Маленькие треугольники надежды. Без них история самой страшной войны была бы неполной.

В те годы люди писали друг другу много и обо всём. В некоторых письмах развивалась настоящая философия бытия, цитировались патриотические и лирические стихотворения, многие читаются сейчас как настоящий роман о любви. 

Адресаты у фронтовых писем разные: родные и друзья, трудовые коллективы и органы государственной власти. В Липецком краеведческом музее есть даже письма, адресованные  целым  городам.

«Я пишу тебе с фронта…», - именно так начиналось большинство писем с фронтов Великой Отечественной. Будто живые голоса доходят до нас с этих  страниц, теперь уже музейных документов. Сегодня фронтовые письма, выцветшие от времени и слёз солдатские треугольники с обратным адресом: «Полевая почта…», – бесценные свидетельства истории нашей страны.

«Просмотрено военной цензурой»

Постановление Государственного Комитета Обороны и приказ о введении военной цензуры воинской почтовой корреспонденции были изданы практически сразу после начала Великой Отечественной войны, в июле 1941 года. Были определены структура вновь созданного секретного подразделения, его права и обязанности. Оно было обеспечено всем необходимым: оборудованием, аппаратурой и штатом контролёров в составе 900 человек.

Только за первый год войны через каждого военного цензора прошло более 300 тысяч писем. Очевидцы тех лет – те, кто непосредственно читал военную корреспонденцию, рассказывали, что им пришлось пройти строгий инструктаж, что можно оставлять в тексте, а что нельзя. Главное заключалось в следующем: не пропустить в письме то, что травмировало бы психику солдата, что-то паническое или нагоняющее уныние, например, про смерть кого-либо в семье, что «мы голодные» или обиды на власть и тому подобное. Так же и с фронта: недопустимо паническое настроение, сообщения об отступлении нашей армии, больших потерях, местах дислокации.

В основном письма с фронта шли без конвертов, просто лист бумаги складывался треугольничком. Иногда они приходили на специальной открытке, выпущенной в дни войны, чаще всего – с портретами великих полководцев. Письмо в обычном конверте было редкостью и проверялось с особой тщательностью. Недопустимые с точки зрения государственной тайны или военной политики строки закрашивались тушью. На письма, прошедшие военную цезуру, ставился специальный штамп «ПРОСМОТРЕНО ВОЕННОЙ ЦЕНЗУРОЙ».

Первое военное письмо

1313В семьях липчан, наверное, сохранилось немало таких реликвий. Самое раннее из тех писем, что хранятся в фондах музея, датировано 22 июня 1941года. Это письмо из Ростова, написал его своим родным уроженец Данковского района Валентин Петрович Гущин, находившийся в то время на учёбе в военном училище. Начал его писать ещё в мирное время, то есть ранним утром 22 июня, а продолжил, услышав по радио сообщение о нападении германских войск на нашу страну.

«г. Ростов-Дон, 22 июня 1941г.

Здравствуйте, дорогие папа, мама, Спартак и Толя! Шлю Вам привет и желаю здоровья!

Сегодня выходной день, и я решил написать Вам небольшое письмо, т.к. особенно не распишешься, нет времени, хотя и выходной день. Папа и мама, во-первых, я очень прошу Вас, не беспокойтесь особенно обо мне, я жив, здоров и учусь по-прежнему, с учёбой всё в порядке, я уже писал Вам.

Папа и мама, только что мы все неожиданно узнали об объявлении войны.

Германский фашизм напал на нас, но мы сумеем ему ответить и нанести смертельный удар. Вспомните, как русский народ бил немецких рыцарей на Чудском озере, как били немецких оккупантов на Украине в 1918 году и гнали их из нашей страны. Наконец, как била Красная Армия врагов  на озере Хасан, реке Халхин-Гол, и на этот раз Красная Армия вместе со всем советским народом разобьёт фашистских бандитов. Наша Армия сильна и могуча, и никто не сможет её победить, залог наших побед в том, что с нами весь рабочий класс всего мира, что нас ведёт в бой великий Сталин.

Папа и мама! Я ещё раз прошу Вас, больше спокойствия, я заверяю Вас, что мы победим.

Спартак! Ты должен также понять, какой решительный наступил момент – Германский фашизм объявил нам войну, потому я прошу тебя, возьми себя в руки и не волнуй папу и маму, занимайся над собой и постарайся поступить в спецшколу ВВС. Учись и учись.

И ты, Толя, также слушай папу и маму и учись только на отлично. Давайте договоримся так: вы будете отлично учиться и хорошо вести себя, а я, если потребуется, с честью, мужеством и геройством буду защищать свою Родину с оружием в руках, как подобает большевику. Согласны?!

Толя, вчера получил твоё письмо, за которое благодарю, пиши ещё. Пишите мне быстрее.

Привет Диме, Афоне, Заволокиным, Дмитриевым и всем знакомым. Крепко целую, Ваш Валя».

1221…20 октября 1941 года политрук Гущин пропал без вести…

Несмотря на стремительно меняющуюся жизнь, интерес к фронтовым письмам не ослабевает. И в музейных экспозициях, как правило, именно витрины с фронтовыми письмами вызывают наибольший интерес. Ведь это живые свидетельства героизма наших соотечественников – участников Великой Отечественной войны.

ОБУК ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ © 2020 г.